четверг, 17 февраля 2011 г.

Пустота и... пустота.

Занимаясь каждодневным самокопанием, понимаешь, что внутри - только мусор, всякие "смешные картинки", чуждые идеи, музыка какая-то... И этот дневничок. Пусть будет, наверное. Буду вываливать сюда что-нибудь интересное. Для себя самого ли, для похожих на меня ли, неважно. Пусть будет.

Сладкая общага.

Хорошо быть студентом.

Чего уставились?


криппи2

Ещё одна история.
     Ехал в Смоленск оформлять машину. Солнечный летний день, на заднем сиденье - еда, напитки, теплое одеяло. Возможно, придется переночевать.Перекуры, сон минут на двадцать, бутерброд. снова в путь. стабильно - 160. Ровная прямая дорога.Через несколько часов таможня. оформление. скучные лица. бумаги, ксерокс. оплата издержек. водители огромных фур. сигареты, очереди, ожидание. далеко заполночь - обратно.

    Машин мало. Встречные водители вежливо переключаются на ближний свет. Вдруг в свете фар на обочине - дед с ведрами. что-то продает. останавливаюсь, выхожу.Ведра пустые. Дед сидит на стульчике, хихикает и смотрит в сторону, на вопросы не отвечает. Бросаю в ведро десять рублей, сажусь в машину, еду дальше.Начинаю засыпать. знаю, что в таких случаях ехать дальше нельзя. через некоторое время - сьезд с шоссе, осторожно сьезжаю.Асфальтовая дорога выводит на странный пустырь. по краям - лес. ухабистая земляная площадка. останавливаюсь в центре, раскладываю задние кресла, расстилаю одеяло.Тихо.Почему-то не хочется выключать свет.Докуриваю сигарету, ложусь, выключаю лампу и фары. некоторое время верчусь, потом засыпаю, сон темный как лес вокруг машины. Просыпаюсь от того, что машина раскачивается. слышен смех. детский смех, забавный и зловещий одновременно. стекла запотели, ничего не видно. приближаюсь к окну, пытаюсь что-то рассмотреть. в это время по стеклу с другой стороны вдруг бьет детская ладонь, и сползает вниз, оставляя за собой чистую полосу. кричу. не переставая кричать, перебираюсь на переднее сиденье. судорожно ищу ключи. нигде нет. хлопаю себя по карманам.Смех не прекращается. машина раскачивается все сильнее. откуда-то пахнет гарью.

    Ключи - в зажигании. мотор ревет. автоматически врубаю фары. Перед машиной плотной шеренгой стоят дети. их человек двадцать. одеты в старые, еще советского образца, казенные пижамы. на их лицах и одежде черные пятна.Задняя передача. по ухабам, завывая движком. детские фигуры удаляются, одна из них машет рукой. вылетаю на шоссе, газ в пол, лечу как сумасшедший. только сейчас замечаю, что льет дождь.Пост ДПС. Сворачиваю к нему, чуть не врезаюсь в стену, выскакиваю, бросаюсь к удивленному постовому, сбивчиво рассказываю, что произошло. Он смеется, проверяет меня на алкоголь. заводит к себе, предлагает отдохнуть. наливает мне кофе, закуривает. интересуется, где это было. Я рассказываю. Он внимательно слушает, потом мрачнеет, переглядывается с напарником. Потом они рассказывают мне, что в том месте был детский интернат он сгорел в конце восьмидесятых, почти все воспитанники погибли.Несмотря на это, меня уверяют, что мне просто приснился кошмар.

    Я соглашаюсь. Здесь, в тепле, в компании вооруженных гаишников все кажется действительно сном.Через некоторое время я благодарю их, собираюсь и выхожу к машине. На капоте, почти уже смытые дождем, видны отпечатки перепачканных сажей маленьких детских ладошек.

криппи

Хочу рассказать тебе историю. Дело было глубокой ночью, я тогда пять часов подряд писал быдлокод, ну и решил передохнуть. Вышел на балкон, закурил сигарету, открыл окно и стал дышать свежим воздухом. Свет уже почти ни у кого не горел, только в нескольких окнах были мерцающие отсветы телевизоров. Так я стоял минуты три, а потом до моего слуха донесся стук. То есть, стук был и раньше, но только тогда я понял что он не похож на обычные дворовые звуки, да и к тому же приближается. Я оглядел весь двор, но ничего особенного не заметил, ни одного человека. Тогда я догадался перегнуться через край и посмотреть вниз. По стене дома ползло странное существо с тёмно-красной кожей, прямо как человек паук, только движения очень грубые и резкие. На нём были какие-то лохмотья - я тогда думал, что это одежда, но скорее это было частью его тела, что-то типа лоскутов кожи. Сначала я даже ни испугался, просто уставился на его лысую голову. Внезапно он поднял её и посмотрел на меня светящимися глазами, и вот тут меня пробрал дикий, животный ужас. Я отпрянул от окна, захлопнул его и буквально в следующую долю секунды в нём показалась чудовищная безносая харя. Я сорвался с места и побежал. Краем глаза я видел, как существо бьёт по стеклу руками, как открывает бесформенный беззубый рот на пол-лица и издаёт протяжный вой... Я забежал в туалет и закрыл дверь на замок, забыл даже включить свет. Из-за двери доносилось дребежжание стекла и нечеловеческий голос монстра. Я забился в дальний угол и сидел там, обхватив колени руками, без ума от страха. Блджад, я боялся всего, я представлял как услышу звон разбитого стекла, а за ним шлепающие шаги, как полоску света под дверью перекроет бесформенная тень, как дверная ручка начнёт дёргаться сама собой... Я боялся пошевельнуться, боялся издать малейший звук - как я тогда не сошел с ума, неизвестно. Звуки стихли примерно через полчаса, но я сидел в туалете до самого утра. Каких усилий мне тогда стоило выйти наружу! Я дрожащими руками открывал замок, медленно поворачивал ручку и открывал дверь, готовый тотчас же захлопнуть её обратно. Но за дверью никого не было. Через всё стекло на балконе проходила большая трещина. Я упал на пол и зашелся в приступе истерического хохота.

    Это всё было больше года назад. Теперь у меня новая квартира в другом районе города, а в спальне нет окон. Я не могу смотреть в окно после заката - мне постоянно кажется, что там вот-вот возникнет то самое лицо...

Закрытые двери, я вас ненавижу.

    Закрытые двери, я вас ненавижу.

    Я ненавижу то, как вы устойчивы к воздействию ножами, бензопилами, отбойными молотками, рокет лончерами, к пушкам, которые сами по себе отрицают законы физики, к темной магии, к кулачным ударам, которые могут легко снести голову с плеч.

    Я ненавижу то, что в реальной жизни я легко могу, даже своим тщедушным телом, развалить, пробить дыру даже в самой крепкой из вас, но я, блядь, не могу сделать этого в иррациональном, эскапистском мире видеоигр.

    Я ненавижу то, что вы являетесь всего лишь уловкой для гейм-дизайнеров, которым не хватило мозгов придумать более интересное препятствие.

    Я ненавижу то, что зачастую вы являетесь всего лишь элементом дизайна, не ведя на самом деле никуда.

    Я ненавижу, что я теряю терпение при виде того, как закрытая дверь говорит мне “Эта дверь заперта с другой стороны”, или “Эта дверь открывается в другом месте”, как будто ебаный дьявол командует неодушевленным предметом.

    Я ненавижу звук “клик-клик-клик”, или “крррр” или “о-о”, когда я пытаюсь вас открыть; звук неудачи.

    Я ненавижу, что ключ или кнопка открытия всегда так далеко.

    Я ненавижу то, что судьба мира так часто зависит от моей способности открыть вас.

    Я ненавижу, что кнопка “Е” износилась до непригодности, потому что я так часто пытался вас открыть, в стольких играх.

    Я ненавижу то, что вы добавили сотни, тысячи игровых часов к моему времени, проведенному за компьютером.

    Я ненавижу то, что сам факт вашего существования заставил меня написать эту жалкую телегу про вас.

    Если бы вас не было, видеоигры были бы радикально, абсолютно другими.

    Закрытые двери, я вас ненавижу.
Анима, всё ещё не брошена.